40 лет в служении вере, истине и своему Отечеству

Интервью с Шейх-уль-Исламом, Верховным муфтием, Председателем Центрального духовного управления мусульман России Талгатом Сафа Таджуддином

– Уважаемый Талгат-хазрат, позвольте выразить Вам наше почтение и признательность за возможность побеседовать и записать интервью. Перед тем как затронуть Вашу деятельность на посту Муфтия, хотелось бы вспомнить годы Вашей молодости. Вы родились в очень тяжёлое послевоенное время, когда обстоятельства вынуждали людей заниматься, по сути, вопросами выживания, отодвигая на второй план духовную сферу. Однако для Вас духовность стала основой жизни и деятельности. Что послужило причиной такого выбора? 

– Назвать эти времена тяжёлыми мне сейчас трудно. Тяжёлыми они были для наших родителей, которые пережили войну. Моему отцу, правда, не довелось участвовать в боевых действиях, так как он был призван в последние месяцы войны и служил в самоходной артиллерии. А вот деду со стороны матери пришлось испить чашу солдата-артиллериста в полной мере. Был и в окружении, но избежал плена и вернулся с победой.

Верховный муфтий Талгат Сафа Таджуддин

Годы были тяжёлыми и ранее, это годы репрессий и глобальных изменений в нашей стране, которые коснулись и нашей семьи. Мой дед со стороны отца был кузнецом в селении Сингели (в 50 км от Казани); хотя он принадлежал к трудовому классу, но тоже был репрессирован и вынужден покинуть родные места.

Однако, несмотря на все пережитые трудности довоенного времени и испытания войны наши предки победили врага, и эта Великая победа над фашистским зверем дала народу огромное воодушевление. Этот победный дух буквально витал в воздухе, и он передался нам.

Духовность в те годы нисколько не была потеряна, ведь люди победили не столько из-за приверженности каким-то коммунистическим идеалам, сколько из-за духовности, любви к Отечеству.

Приходский совет мечети "Марджани"

Мой дед Абдулла на войне дал зарок, что если вернётся с фронта живой – возьмёт на воспитание сироту. Вернувшись домой, он исполнил своё обещание. Таких примеров праведности участников войны множество. Так, фронтовики городов Ишимбай (Республика Башкортостан) и Миасс (Челябинская область) напрямую обратились тогда к главе государства Сталину с просьбой построить мечеть. Притом, что за годы репрессий только по нашему Духовному управлению было разрушено 14 тысяч мечетей и десятки тысяч православных храмов и иудейских синагог по всей стране. И вот первые мечети появились в Миассе и Ишимбае. Они стоят до сих пор, и люди гордятся ими, гордятся своими предками, которые воевали и даже во время войны не забыли о Боге и о своих корнях. Именно вера и эти корни помогли отстоять независимость и будущее нашей страны.

Мечеть «Марджани», 1970-е годыТолько с одной нашей улицы в Казани 5–6 бабаев ежедневно ходили в единственную на тот момент мечеть «Марджани», которая находилась на расстоянии в 5–6 километров. Помню, как в детстве мы в месяце Рамадан выходили на улицу вечером, чтобы услышать азан. Азана не было слышно, потому что мечеть находилась далеко, но на минарете зажигался свет, и, увидев его, мы бежали по всей улице и оповещали жителей, что наступило время разговения. У каждого из нас дома были шамаили с аятами Священного Корана, Коран читали и мои бабушки. Вот в такой духовной атмосфере мы и росли.

Учась в школе, я интересовался у бабушек содержанием читаемого ими Корана, но они не могли ничего объяснить, так как не знали арабского языка, могли только читать слова на арабском. Так у меня зародился интерес к этой теме. Затем мне попалась очень редкая в тот период книга «Начальный курс арабского языка» Сигаля, и я начал изучать арабскую грамоту.

А потом, приобщаясь к духовной жизни в мечети, познакомился с людьми, которые помогли мне глубже понять нашу веру. Ведь вера для каждого человека естественна, каждый человек, согласно хадису Пророка ﷺ, приходит в этот мир с естественной верой (фитра).

– Вы затронули тему мечетей, которые являются домами Господа и вокруг которых концентрируется жизнь мусульманской общины. В 13 лет Вы впервые посетили мечеть «Марджани», единственный на тот момент мусульманский храм Казани. Уважаемый Муфтий, поделитесь, пожалуйста, Вашими ощущениями и переживаниями.

Намаз в мечети «Марджани», 1960-е годы

– Конечно, намаз я совершал и ранее, до первого посещения мечети, и от своих бабушек получил много полезных уроков о вере. Они очень просто и ясно объясняли, что такое Ислам, что такое вера в Бога, что она должна претворяться в жизнь практическими делами, а не только внешним видом и словами.

Когда же я впервые посетил храм Божий, то увидел, что в полуденной молитве участвовало несколько сот человек. Я был единственным молодым парнишкой в мечети. В первых трёх-четырёх рядах стояли учёные-богословы (улемы), вернувшиеся из сибирских ссылок и лагерей. Они составляли треть молящихся. Это были люди с огромным жизненным опытом и изумительными познаниями в религии. Я познакомился с ними, много беседовал. Это помогло мне лучше осознать своё место в этом мире, понять истинную природу счастья.

– «Стремитесь к знаниям от колыбели до могилы», – призывает нас Посланник Божий ﷺ. Ваш духовный поиск привёл Вас в 1966 году в Бухару, в стены медресе «Мир Араб». Думаю, Вы, имея за плечами оконченное с отличием профтехучилище, работу на производстве, не испытали особой сложности с адаптацией к совершенно иной атмосфере духовного учреждения. Расскажите, пожалуйста, о самых ярких моментах этого периода.

Медресе «Мир Араб»

Поступил я в медресе по настоянию и с огромной помощью имама мечети «Марджани» Габдельхабира-хазрата Яруллина, всех членов исполнительного органа мечети, которые достигли преклонного возраста и думали о будущем. Я же ощущал огромную тягу к знаниям, хотелось не только читать Коран, но и понимать его смысл, познать сунну Пророка ﷺ.

Эти люди ходили ходатайствовать перед уполномоченным совета по делам религии нашего региона о зачислении меня в медресе «Мир Араб». От нашего Духовного управления в это учебное заведение были зачислены всего четыре студента за почти 25 лет со дня его открытия.

Однако обучение складывалось не так гладко, как предполагалось поначалу. С 1966 по 1974 год меня несколько раз исключали из медресе. И не только меня одного. Так, через год учёбы меня и моего одноклассника Габдулхака-хазрата Саматова исключили.

Каждый год с октября по декабрь студентов медресе отправляли на уборку хлопка. Но в тот год нам велели остаться, и мы обрадовались, так как оба были по профессии слесарями и думали помочь в проводимой на тот момент газификации медресе. Однако поработать нам удалось совсем немного – нас известили об исключении. О причинах такого решения сам директор не мог дать ответ. И мы за несколько месяцев совершили 15 авиаперелётов: то в Москву, то в Казань, то в Ташкент. В Ташкенте ссылались на органы власти Татарстана, в Казани утверждали, что этот вопрос должен решаться в Ташкенте.

В Москве проходила какая-то конференция, в которой принимали участие все четыре муфтия четырёх функционировавших на тот момент на территории СССР духовных управлений. Мы нашли такой момент и пробились на совместную встречу с муфтиями: председателем Духовного управления мусульман Европейской части СССР и Сибири Шакиром-хазратом Хиялетдиновым и председателем Духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана Зияуддинханом ибн Эшон Бабаханом. Мы объяснили им свою ситуацию и получили заверения в восстановлении в медресе.

С председателем Духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана Зияуддинханом ибн Эшон Бабаханом

Однако по возвращении нам пришлось ещё месяц спать на полу в комнате приютивших нас студентов в ожидании приказа о зачислении. Только спустя месяц Зияуддинхан ибн Эшон Бабахан посетил медресе и издал соответствующий указ, и наша учёба продолжилась.

Наше исключение было испытанием от Всевышнего и тоже пошло на пользу. Это время я не провёл бесполезно. Вернувшись в Казань, я нашёл настоящего, истинного учителя. Выдающийся богослов в седьмом поколении Ахмадзаки-хазрат Сафиуллин взял меня в ученики, и я был его первым учеником.

Я совмещал учёбу у него с работой учеником повара в студенческой столовой Казанского государственного университета. Два дня работал – два дня обучался у него всем основам арабского языка, тафсиру Корана, хадисам Пророка ﷺ. Дальнейшая учёба в Бухаре стала просто дополнением – основные знания и основное понимание Ислама я получил у своего учителя Ахмадзаки-хазрата. По сегодняшний день я с благодарностью и молитвой вспоминаю этого благороднейшего и смелого своего учителя и духовного наставника.

– Как мы знаем, Вам посчастливилось окунуться и в атмосферу арабского Востока, что на тот период было очень большой редкостью. В 1974 году Вас ждали арабский Каир и самый знаменитый университет исламского мира – Аль-Азхар. Что стало для Вас наиболее ценным приобретением в стенах этого вуза с тысячелетней историей?

В университете Аль-Азхар, Каир

– Это было огромным счастьем. До того как поехать туда, я увидел во сне, как я прибыл в Каир и нёс на спине свою бабушку Шарифа-аби. В Каире я никогда ранее не был и достопримечательностей его не знал. Есть там гора Моккатам, над Каиром возвышается, и мне приснилось, как я на этой горе несу на спине бабушку, и весь город у нас под ногами. Далее я спустился в город и зашёл в баню, очистился там. Этот сон стал для меня неожиданным. И не прошло и года, как Муфтий Шакир-хазрат Хиялетдинов предложил поехать на учёбу в Каир.

Учёба в Аль-Азхаре далась мне, альхамдулиллях, легко. Я уже говорил по-арабски и имел серьёзную базу знаний, полученную как в медресе, так и от моего главного учителя Ахмадзаки-хазрата.

В Каире я получил возможность ознакомиться с духовной литературой. Много времени уделял посещению библиотек, а также покупал книги в магазинах, самые интересные из которых начал переводить.

Конечно, большую пользу принесло и общение с тысячами студентов, которые прибыли из различных уголков мира, и не только из арабских стран. Был даже студент из Японии. Из Югославии учились несколько сот человек, а из СССР – только двое: я и киргиз Темирбай Урумбаев. Через два года он окончил учёбу и уехал, и я остался один.

Каир – очень интересный город, в котором происходят переплетения судеб представителей многих народов. Всемирно известна доброжелательность и простота египтян.

Запомнился первый урок чтения Корана, когда преподаватель попросил вновь прибывших студентов прочитать отрывок из Священной Книги. После моего чтения преподаватель предположил, что я прибыл из Турции. Когда же я ответил, что прибыл из СССР, его удивлению не было предела.

До сегодняшнего дня я с огромным наслаждением вспоминаю эти годы. Они также помогли осознать слова Пророка ﷺ «Любовь к Отчизне – часть твоей веры».

– 19 июня 1980 года Вы были избраны Муфтием и председателем Духовного управления мусульман Европейской части СССР и Сибири (ДУМЕС), которое впоследствии было преобразовано в ЦДУМ России. В этом году мы отмечаем 40-летие Вашего пребывания на столь ответственном посту. Но тогда Вы, 32-летний богослов, которому доверили такую важную должность, с какими чувствами и настроем взялись за эту работу? Какие основные цели Вы ставили перед собой на тот момент, каких из них удалось достичь?

Муфтий ДУМЕС Талгат Сафа Таджуддин

– Да, это судьба. Мы верующие люди и знаем, что всё в этой жизни происходит по воле Всевышнего.

Муфтий Шакир-хазрат Хиялетдинов перешёл в мир иной в 1974 году, когда я поехал учиться в Египет. После него муфтием был избран Габдельбарый-хазрат Исаев, который был имам-хатыбом Соборной мечети г. Ленинграда.

Затем полтора года обязанности муфтия временно исполнял имам-хатыб Соборной мечети г. Москвы Ахмедзян-хазрат Мустафин. Исполнял он эти обязанности с большой неохотой, вынужденно, так как был в преклонном возрасте.

Я же, когда учился в Египте, на каждые каникулы приезжал в Духовное управление, давал отчёты о ходе учёбы, озвучивал проблемы и т.п. И руководство ДУМЕС всякий раз настаивало на том, чтобы я по окончании учёбы возглавил эту организацию. Мне в 1980 году было 32 года, но по лунному календарю уже 33 – возраст настоящего совершеннолетия.

С учителем Ахмадзаки-хазратом Сафиуллиным

После возвращения из Египта полтора года я не соглашался на такую высокую должность. Я был доволен тем, что меня назначили вторым имам-хатыбом казанской соборной мечети «Марджани». Мы втроём – Габдельхабир-хазрат Яруллин, мой учитель Ахмадзаки-хазрат Сафиуллин и я – проводили обряды богослужений, каждый по одной неделе. Мы уже тогда начали читать ежедневные проповеди, хотя какое-либо преподавание в мечетях было запрещено. В мечети «Марджани» была и библиотека. Каждый, кто приходил на молитву пораньше, мог прочитать Коран, а каждую пятницу совершали хатм этого Священного Писания.

Я очень благодарен и имамам мечети «Марджани», и прихожанам, которые поддерживали меня как студента в те трудные времена.

Я и сейчас тоскую по своей службе на должности имама. Община мечети согласилась с моим избранием на пост муфтия только тогда, когда я дал обещание, что каждый месяц буду приезжать и проводить пятничную молитву.

Я лично был против этого избрания, потому что осознавал ответственность перед Богом, перед государством и перед верующими, а также перед своей семьёй.

Хатм Корана в мечети "Марджани"

Уже собираясь окончательно отказаться, я в самый последний момент посоветовался с моим учителем Ахмадзаки-хазратом. Выслушав меня, он сказал, что это не кто-то из созданий предлагает такую ответственную работу, а Сам Господь. Напомнив, что с 1917 года на территории европейской части России и Сибири не было ни одного студента, обучившегося в Египте, учитель дать понять, что Всевышний осчастливил меня этим не просто так. И если я откажусь от избрания на такой высокий пост, то стану просто дезертиром. Таким образом, по словам наставника, я лишусь и его благословения. И я уже не мог не согласиться.

Ахмадзаки-хазрат, даже после моего избрания, продолжал меня поддерживать до конца своих дней, и каждый раз, сталкиваясь с затруднениями, я обращался к нему за советом и наставлением. Я его люблю, чту и каждый день молюсь об упокоении его души.

– Крах коммунистической идеологии дал людям свободу в духовных поисках, однако вместе с этим получили распространение и не совсем нравственные идеи, в том числе с радикальным уклоном. Новым вызовам противостояли здоровые силы, которые неустанно находились на страже традиционных устоев. В этой связи какую роль сыграло, да и сейчас играет мусульманское духовенство в духовно-нравственном просвещении общества?

К сожалению, в 90-е годы так получилось, что из-за рубежа к нам пришли проповедники, которые распространяли различные деструктивные, радикальные идеологии, и этими идеями оказались поражены немало молодых людей. Сейчас, конечно, ситуация выправилась, в России налажен процесс подготовки собственных профессиональных религиозных кадров, идёт системная работа в этом направлении.

Однако, чтобы сохранить традиционный Ислам, чтобы противостоять распространению идей экстремизма, необходимо, чтобы с этими истинными духовно-нравственными ценностями знакомились широкие слои населения. И вот через Межрелигиозный совет России мы внесли предложение по введению курса истории и культуры традиционных конфессий. Президент страны нас в этом поддержал. Этот курс сейчас преподаётся в начальных классах, он уже опробован и действует, изданы учебные пособия.

Но сейчас настоятельно необходимы и уроки нравственности, о которых мы говорили на заседании Межрелигиозного совета, посвященном поправкам к Конституции. Потому что сегодня дети лишены этого важного аспекта воспитания, нигде о духовных ценностях не говорится, даже в семье это стало большой редкостью – родителям, занятым работой и поиском заработка, подчас не до того.

Потому такую роль должна взять на себя школа с участием духовенства. Представители каждой традиционной конфессии будут рассказывать о своей вере. Это сейчас закрепляется в Конституции нашей страны: родители имеют право воспитывать своих детей и давать им образование на основе своих традиций, на основе своей религии. Это и послужит тому, чтобы бредовые идеи, радикальные взгляды, разделяющие людей, сеющие рознь и смуту, не овладели умами нашей молодёжи.

– Те «тектонические» сдвиги, которые произошли на территории СССР, привели к попыткам внести разлад в межнациональные и межконфессиональные отношения. Какой алгоритм Вы, как человек с колоссальным опытом и наделённый талантом миротворца от Бога, предложите для укрепления единства российского народа?

– Каким бы ни был замечательным автомобиль, если у него не работают тормоза – это бесполезная груда металла. В межличностных отношениях тоже необходим тормоз. Он даётся Всевышним. Это совесть человека. А чтобы раб Божий осознал этот дар и смог им правильно воспользоваться, он должен руководствоваться инструкцией, ниспосланной Создателем. Ведь любое, даже самое простое устройство имеет соответствующую инструкцию, которой необходимо следовать, дабы не повредить его и в полной мере использовать его функционал.

Когда люди забывают об этом и начинают приравнивать к свободе вседозволенность, тогда человек начинает терять человеческий облик, опускаясь до уровня зверя и дозволяя себе любою вещь, любой поступок.

Человек, ошеломлённый упавшей на него свободой, может принести множество бед себе и окружающим. Учитывая это обстоятельство, Бог через Своих посланников  ниспосылал человечеству Божественные Откровения. Это целый пласт духовно-нравственных ценностей, руководствуясь которыми человек сдерживает себя от необдуманных шагов. Поэтому так важно, что в предлагаемых поправках к Конституции нашей страны об этих ценностях говорится ясно и понятно. Потенциал законов Божьих не имеет границ, он охватывает все сферы жизни, и соблюдение их является рецептом от множества общественных и социальных проблем. Необходимо довести эти ценности до самого широкого круга людей, дабы в обществе сохранились мир и гармония. Это проверено временем, веками.

Говоря о единстве, нельзя не упомянуть и об огромном разобщении в самой мусульманской среде. Начиная с 90-х годов по всей стране создавались параллельные структуры, часть которых сохранилась и по сегодняшний день. Об этом с укором говорил и президент России Владимир Владимирович Путин, когда мы отмечали 225-летие нашего Духовного управления. «Ни в одной стране нет 80 с лишним муфтиятов», – отметил он.

Встреча с Президентом России Владимиром Путиным

Это плачевно. Но всё-таки мы в своих взаимоотношениях пытаемся восстановить хотя бы взаимопонимание. Единство – это мечта. Оно необходимо, для того чтобы мусульмане нашей страны стали действенной составной частью духовного пространства, чтобы не было никаких радикальных течений и экстремизма. Нужно и административное единство, но прежде всего каноническое – в понимании веры.

И важно сотрудничество с государством. Некоторые ставят нам это в упрёк. Но Сам Господь в Священном Коране говорит:

…أَطِيعُوا اللَّهَ وَأَطِيعُوا الرَّسُولَ وَأُولِي الْأَمْرِ مِنكُمْ…

«…Повинуйтесь Аллаху, повинуйтесь Его Посланнику и властям предержащим из вас…» (смысл 59-го аята суры «ан-Ниса»). Это наше государство, у нас другого государства нет. Это наша Родина. Наше прошлое, настоящее и будущее.

Чтобы строить конструктивный межрелигиозный диалог с представителями иных конфессий, необходимо в первую очередь создать атмосферу единства внутри мусульманской общины. А такой диалог очень нужен прежде всего для того, чтобы в нашей стране воцарились мир и согласие. Такое единство и согласие всех соотечественников помогали пережить все испытания судьбы, помогали выстоять нашему государству.

– Господь создал нас разными, в том числе по языкам и культурам. Однако начиная с XX века и уже активно в веке XXI идут процессы, размывающие национальные и культурные идентичности народов, превращая весь мир в один плавильный котёл. Как же противостоять глобализации и сохранить свою самобытность?

– Как сохранить? Необходимо придерживаться своего естества, нормального состояния. Глобализация сама по себе не страшна. Все посланники Божьи говорили об этом. Пророк Мухаммад ﷺ изрёк: «…Все люди от Адама, а Адам из земли» (имам Ахмад). При этом Всевышний создал нас разными народами, с разными характерами, привычками, особенностями, чтобы мы узнавали друг о друге.

Эту истину все посланники Господа доводили до людей, призывая нас жить в мире и согласии. Пророк Мухаммад ﷺ говорил, что «нет преимущества для араба над не арабом. И нет преимущества для не араба над арабом. Нет преимущества для белого над чёрным, чёрного над белым, кроме как на основе богобоязненности…» (имам Ахмад).

А что такое богобоязненность? Разве она проявляется только в совершении религиозных обрядов? Богобоязненность, по словам Пророка ﷺ, заключена в сердце, и проявляется она в исполнении Божьих повелений и воздержании от того, что Он запретил. Это нормы жизни. Конечно, они затрагивают и взаимоотношения между людьми. Основной постулат в отношениях с окружающими таков: «Пожелай другим то, что желаешь самому себе, и не желай другим того, чего не желаешь себе». Наиболее ярко он проявляется в любящем сердце, когда ты любишь окружающих. Когда такая любовь охватывает сердца людей – в обществе воцаряются гармония и единство. Люди начинают жить как одна семья и помогают друг другу.

Сегодня мы видим, как испытание пандемией коронавируса человечество выдерживает с достоинством. Появились сотни тысяч волонтёров, люди не хотят замыкаться в своих квартирах, начинают узнавать о проблемах окружающих, помогать им, объединившись в сообщества. Притом, что до пандемии существовала катастрофическая разобщённость, когда не знали даже соседей по подъезду, нарушались основы мирного сосуществования народов и государств.

Вера даёт это мироощущение, когда человек осознаёт себя наместником Бога на земле, сеющим только добро. И Пророк Мухаммад ﷺ изрёк: «Лучшие из людей – это самые полезные для людей» (Сахих Аль-Джамиг).

– Возрождение религиозного самосознания народа невозможно без повышения уровня знаний о религии. В бытность Вашего студенчества на территории всего СССР функционировало только одно медресе на 50 студенческих мест. Сейчас только в одной России функционирует ряд высших исламских учебных заведений, не говоря уже о сотнях медресе. Жители практически каждого российского региона имеют возможность получать религиозное образование, не выезжая за его пределы. Это колоссальная работа осуществлялась в том числе при Вашем непосредственном участии. Расскажите, пожалуйста, о наиболее значимых вехах на этом пути.

С выпускниками РИУ, Уфа

– Да, Пророк Мухаммад ﷺ изрёк: «Поиск знания является обязанностью для каждого мусульманина и мусульманки» (имам аль-Бухари). Если человек хочет жить по заповедям Божьим, то в первую очередь их надо изучить. Ведь недостаточно приобрести автомобиль, необходимо научиться им управлять, а также знать правила дорожного движения. Так и в жизни, чтобы не утонуть в этом океане неурядиц и перипетий, чтобы быть настоящим верующим и иметь крепкую опору, основанную на Божественных заповедях – инструкциях, нужно их изучать. Изучать их суть, почему они даны Богом. Ведь эти правила даны не для усложнения нашей жизни, а для облегчения, ибо, следуя им, человек наиболее гармонично сосуществует с окружающей его средой. Господь говорит в Коране:

…يُرِيدُ اللَّهُ بِكُمُ الْيُسْرَ وَلاَ يُرِيدُ بِكُمُ الْعُسْرَ…

«Аллах желает вам облегчения и не желает вам затруднения» (смысл 185-го аята суры «аль-Бакара»).

Соглашаясь 40 лет назад вступить в должность муфтия, я имел цель подготовить богословские кадры. Думал: лет пять поработаю на этой должности и подготовлю хотя бы 40 студентов – будущих имамов. Ведь на тот период в нашем Духовном управлении было только 94 общины, а по всей стране функционировало чуть больше 300 мечетей.

Выпускники РИУ, Уфа

Сегодня только в Российском исламском университете при ЦДУМ России обучаются 870 студентов на очном, заочном и вечернем отделениях. С 1989 года этот вуз окончили около полторы тысячи человек, они работают во всех регионах нашей страны: в Крыму, Чечне, Сибири, Средней Азии. Служат с достоинством и пользуются уважением, авторитетом и доверием органов государственной власти и прихожан. Альхамдулиллях! Для них прежде всего – служение вере, истине и Отечеству.

Мы всех выпускников РИУ, а также медресе наставляем, чтобы сотрудничали с религиозными организациями традиционных конфессий. Мы входим в Межрелигиозный совет России, который возглавляет его святейшество Патриарх Кирилл. Межрелигиозный диалог и братское сотрудничество религиозных организаций – залог мира и согласия на земле нашей Отчизны, это действенный пример для народов кипящего мира.

Сегодня огромную помощь в подготовке исламских религиозных кадров оказывает государство. Создан Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования, который помогает централизованным мусульманским организациям по всей стране. Выделяются гранты, в первую очередь в области подготовки кадров. В этом году средства на это выделяются уже из бюджета государства.

Выпускники РИУ, Уфа

Это даёт опору на собственные кадры духовенства. В зарубежные вузы мы студентов посылаем, но в те страны, где преподаётся традиционный Ислам. В Иорданию, Турцию, Тунис, Марокко, Египет. Но туда нужно отправлять только тех студентов, которые уже получили у нас основательные религиозные знания, они не должны быть оторваны от жизни.

Сегодня предпринимается попытка создания единого стандарта для исламского образования, государство тоже уделяет этому внимание и оказывает помощь.

В Булгаре создана и уже действует Булгарская исламская академия. Она ещё находится в периоде становления. Нужно укрепить её достойными преподавателями, чтобы она действительно стала кузницей кадров для мусульман нашей страны. И мы надеемся, что она выполнит свою задачу.

– Вы стояли у истоков возрождения Болгара. Многие годы со своими учениками и единомышленниками Вы посещали эти места и проводили богослужение. Чтили память тех, кто принёс Ислам на территорию России, и мечтали о том, чтобы возродить память об этом древнем и благодатном месте. Как теперь оцениваете результаты многолетних стараний?

– Первый раз мы в 1989 году отметили 1100-летие принятие Ислама Волжской Булгарией. В этом мероприятии приняли участие делегации из 28 стран.

А началось принятие Ислама ещё при жизни Пророка Мухаммада ﷺ. На девятом году хиджры он послал трёх своих сподвижников, которые достигли Булгар. Посредством их приобщился к религии Творца правитель Волжской Булгарии, а также его окружение. А спустя триста лет, когда уже почти половина населения придерживалась Ислама, Булгары захотели принять Ислам как государственную религию.

Прибыла огромная делегация из шести тысяч человек, которую послал халиф Аль-Муктадир Биллях. И после проведения курултая (большого совещания) 16 мая 922 года (16 мухаррама 310 года по хиджре) в Булгарах было объявлено о добровольном принятии Ислама. Через 66 лет в Киеве было объявлено о принятии Православия. Это было время осознания духовного. Многие народы видели на примере крупнейших государств, как вера помогает народу и стране осознать свою роль. И в жизни нашего народа Ислам сыграл огромную роль, оказал влияние на все стороны жизни. Булгары стали частью исламского мира. Подобные же процессы протекали и на Северном Кавказе, когда достигли Дагестана сподвижники Пророка ﷺ. Дагестан, Булгары и Средняя Азия – вот три центра распространения Ислама в нашей стране.

Намаз на территории древней мечети в Булгаре

К огромному сожалению, впоследствии Булгар из столицы государства превратился в захудалый городишко. 12 лет назад мы от Духовного управления обратились с письмом к первому президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву о том, что есть такой древний духовный центр в жизни нашего народа, в котором каждый год, начиная с 1989-го, отмечаем «Изге Болгар щокер җыены» (Благодарственный собор древних Булгар). Отметив, что наших усилий недостаточно, мы попросили его уделить внимание этому памятному месту. Глава Татарстана отнёсся к письму самым серьёзным образом. Он и его преемник Рустам Минниханов сыграли огромную роль в возрождении Булгар и древнего града Свияжска, прилагая к реализации этих проектов титанические усилия.

Сейчас в Булгар совершают экскурсии учащиеся школ и вузов, огромный поток российских и иностранных туристов. Древние Булгары вписываются в общую государственную программу возрождения архитектурных памятников старины. И мы надеемся передать память о Булгарах молодым поколениям, чтобы знали историю своей страны и смогли сохранить свою идентичность в современном мире, в котором активно идут процессы глобализации. Когда каждый народ будет знать свою историю, свой язык, свою культуру – вот из этого сплава создаётся то ценное, что помогает нам жить вместе, укреплять и сохранять мир и согласие. И тогда никакая глобализация не страшна.

– Формирование личности, её огранка невозможна без учителя. Сегодня многие мусульмане связывают своё духовное становление с Вашим именем: для многих из них Вы стали учителем. Уважаемый Муфтий, расскажите, пожалуйста, о Ваших учителях, а также о Ваших  соратниках, которые все эти годы шли вместе с вами, помогая достижению поставленных целей.

Учитель Ахмадзаки-хазрат Сафиуллин– Основной мой учитель – шейх Ахмадзаки-хазрат Сафиуллин. Огромные познания в религии, понимание Священного Корана и Сунны Пророка ﷺ я получил от него и до сегодняшнего дня осмысливаю их. Ахмадзаки-хазрат уделял большое внимание моему воспитанию, становлению характера. Даже возглавляя Духовное управление при его жизни, я всегда с ним советовался.

Ещё хочется отметить величайших учёных своего времени – имамов Казанской соборной мечети «Марджани» Габделхалика-хазрата, Габделхака-хазрата Садыкова, а также десятки имамов в самой Казани. И, конечно, назову председателя Духовного управления мусульман Европейской части СССР и Сибири Шакира-хазрата Хиялетдинова – я благодарен ему за добрые советы, замечания, поправки. Нельзя не упомянуть и моих учителей в медресе «Мир Араб» в Бухаре, в университете «Аль-Азхар» в Каире. Я и по сегодняшний день ищу учителей, наставников на истинном пути. Связь между учеником и учителем не прекращается даже после того, как наставник покидает этот мир. Мы верим в это, и это помогает в нашей жизни.

На самом деле учителем является весь окружающий мир. Я учусь у каждого человека, с которым мне приходится сталкиваться, стараясь что-то почерпнуть у него.

Я глубоко признателен всем своим соратникам, главам региональных духовных управлений, муфтиям. Некоторые из них уже перешли в Вечный мир. Джафар-хазрат Панчаев – муфтий и председатель регионального духовного управления мусульман Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона России; Аюб-хазрат Дебердеев – был моим заместителем и возглавлял Региональное духовное управление мусульман Ульяновской области; Рашид-хазрат Альмухамедов – муфтий и председатель регионального духовного управления мусульман Волгоградской области. Альхамдулиллях, таких ярких личностей много. Я им безмерно благодарен и молюсь о каждом из них.

– Вы являетесь не только Муфтием, но и прекрасным отцом, воспитавшим достойных сыновей и дочерей. Не могли бы Вы дать советы родителям в воспитании своих чад, чтобы они выросли достойными людьми, которыми мог бы гордиться Пророк Мухаммад ﷺ? Хотелось бы также услышать наставления для подрастающего поколения, которое призвано сформировать в будущем судьбу нашей страны.

Семья Талгат-хазрата Таджуддина

– Что об этом можно сказать? Альхамдуллилях, мы с супругой воспитали пятерых детей. Сегодня у нас 18 внуков и внучек и две правнучки. И все они верят во Всевышнего и по мере сил стараются придерживаться норм Ислама. Один из сыновей – Мухаммад – уже более 20 лет рядом со мной, он является Муфтием РДУМ Башкортостана и главой администрации ЦДУМ России, помогает в повседневной деятельности Духовного управления, в том числе и мне. Это уже новое поколение религиозных деятелей, и таких много.

Воспитывая своих детей, мы должны передать им главное: жизнь нам дана, чтобы беспрестанно, ежесекундно славить Бога, возносить Ему хвалу, быть довольным этой жизнью, сколько бы трудностей мы ни испытали. Без трудностей не узнаешь, что такое счастье, сладкое не познаешь, если не сравнишь его с горьким. Из этого и состоит жизнь.

Мы также должны побуждать детей совершать праведные дела. Господь в Коране говорит:

وَالْعَصْرِ * إِنَّ الْإِنسَانَ لَفِي خُسْرٍ * إِلَّا الَّذِينَ آمَنُوا وَعَمِلُوا الصَّالِحَاتِ وَتَوَاصَوْا بِالْحَقِّ وَتَوَاصَوْا بِالصَّبْرِ

«Клянусь предвечерним временем (или временем)! Воистину, каждый человек в убытке, кроме тех, которые уверовали, совершали праведные деяния, заповедали друг другу истину и заповедали друг другу терпение!» (смысл суры «аль-Аср»). В комментариях к Корану говорится, что праведные дела – это когда тобой доволен Бог и люди. Говоришь, что веришь в Бога, но творишь зло и то, что неприятно людям, – значит, ты не совсем праведный человек. Если кто-то говорит, что он любит тебя, уважает тебя, но при этом причиняет вред твоим детям и внукам, разве будет тебе приятно?

Все люди, к какой бы конфессии они ни относились, даже неверующие, – все являются наивысшими созданиями Всевышнего. Исправлять что-то в них можно только добрым советом, а действовать принуждением может только государство, органы власти, которые принуждают, только когда человек преступает законы.

Нам необходимо быть терпеливыми друг к другу, прощать друг друга, мягко увещевать друг друга в истине. А истина в том, что мы в этом мире не вечны, пришли сюда и уйдём в мир иной ко Всевышнему. Значит, в этом мире мы должны оставить добрый след, быть угодными и Богу, и людям, и тогда, несомненно, достигнем счастья и в этой жизни, и мире вечном. Иншааллах!

Беседовал Мурад Раджабов

Фото: cdum.ru, dumrt.ru, tass.ru, kommersant.ru, pastvu.com, speaker.tatarstan.ru, gazetauzao.ru, interreligious.ru, А. Варфоломеев, из архива Валиуллы Якупова

Источник: http://islam.ru/content/analitics/58328

Добавить комментарий